Русские народные сказки. А. Н. Афанасьев. Солнце, Месяц и Ворон Воронович

Русские народные сказки. А. Н. Афанасьев. Солнце, Месяц и Ворон Воронович

Жил-был старик да старуха, у них было три дочери. Старик пошёл в амбар крупку брать; взял крупку, понёс домой, а на мешке-то была дырка; крупа-то в неё сыплется да сыплется. Пришёл домой. Старуха спрашивает:

— Где крупка? — а крупка вся высыпалась.

Пошёл старик собирать и говорит:

— Кабы Солнышко обогрело, кабы Месяц осветил, кабы Ворон Воронович пособил мне крупку собрать: за Солнышко бы отдал старшую дочь, за Месяца — среднюю, а за Ворона Вороновича — младшую!

Стал старик собирать — Солнце обогрело, Месяц осветил, а Ворон Воронович пособил крупку собрать. Пришёл старик домой, сказал старшей дочери:

— Оденься хорошенько да выйди на крылечко.

Она оделась, вышла на крылечко; Солнце и утащило её. Средней дочери также велел одеться хорошенько и выйти на крылечко. Она оделась и вышла; Месяц схватил и утащил вторую дочь. И меньшой дочери сказал:

— Оденься хорошенько да выйди на крылечко.

Она оделась и вышла на крылечко; Ворон Воронович схватил её и унёс.

‎Старик и говорит:

— Идти разве в гости к зятю.

Пошёл к Солнышку; вот и пришёл. Солнышко говорит:

— Чем тебя потчевать?

— Я ничего не хочу.

Солнышко сказало жене, чтоб настряпала оладьев. Вот жена настряпала. Солнышко уселось среди полу, жена поставила на него сковороду — и оладьи сжарились. Накормили старика. Пришёл старик домой, приказал старухе состряпать оладьев; сам сел на пол и велит ставить на себя сковороду с оладьями.

— Чего на тебе испекутся! — говорит старуха.

— Ничего, — говорит, — ставь, испекутся.

Она и поставила; сколько оладьи ни стояли, ничего не испеклись, только прокисли. Нечего делать, поставила старуха сковородку в печь, испеклися оладьи, наелся старик.

‎На другой день старик пошёл в гости к другому зятю, к Месяцу. Пришёл. Месяц говорит:

— Чем тебя потчевать?

— Я, — отвечает старик, — ничего не хочу.

Месяц затопил про него баню. Старик говорит:

— Тёмно, быва́т[1], в бане-то будет!

А Месяц ему:

— Нет, светло; ступай.

Пошёл старик в баню, а Месяц запихал перстик[2] свой в дырочку и оттого в бане светло-светло стало. Выпарился старик, пришёл домой и велит старухе топить баню ночью. Старуха истопила; он и посылает её туда париться. Старуха говорит:

— Тёмно париться-то!

— Ступай, светло будет!

Пошла старуха, а старик видел-то, как светил ему Месяц, и сам туда ж — взял прорубил дыру в бане и запихал в неё свой перст. А в бане свету нисколько нет! Старуха знай кричит ему:

— Тёмно!

Делать нечего, пошла она, принесла лучины с огнём и выпарилась.

‎На третий день старик пошёл к Ворону Вороновичу. Пришёл.

— Чем тебя потчевать-то? — спрашивает Ворон Воронович.

— Я, — говорит старик, — ничего не хочу.

— Ну, пойдём хоть спать на седала[3].

Ворон поставил лестницу и полез со стариком. Ворон Воронович посадил его под крыло. Как старик заснул, они оба упали и убились.


[1] — Вероятно, может быть.
[2] — Пальчик.
[3] — Насесть.

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка...

Баннер 1